Явь
«Мы так воспитали общественный ум, что он
разбирает не суть написанного, а кто
писал, с какой целью, с каким характером
и так далее. Поэтому достаточно
высказать мнение о тенденциозности,
бездарности, самомнении автора, чтобы
весь его гений пропал бесполезно,
заглушенный распущенной нами молвой,
заранее осудившей все его труды, раньше, чем их
начали читать, поэтому их уже не читают…»

из документа: «Тайны политики, способы ее
действий и результаты, достигнутые ею
при помощи науки и либерализма»

ЯВЬ
(политическая поэма)

«То, что совершает один человек,
вы называете преступлением,
а то, что совершают многие –
правительством.»

Р. Шекли

Все началось гораздо раньше,
Чем всякий думает сейчас.
Все началось с той самой фальши,
Что исказила Неба Глас.

Тогда гонимый по Египту
Народ нес тяжкое ярмо,
И жрец один по манускрипту
Был предназначен для него.

Он был достойным человеком
В храме близ древних пирамид,
И с детства мыслил о великом,
О том, что вечность охранит.

Им суждено было сойтися
С тем, чтоб людей расшевелить,
С тем, чтобы кровью обагрился
Наш свет, что нужно обновить.

Он был тогда довольно молод,
Но был суров не по годам,
В глазах его таился холод,
Который ведал лишь Адам.

И вот однажды, став Пророком,
Когда его призвал Господь,
Он стал Меченым самим Роком,
Глагол святой вселился в плоть.

После того он стал убийцей,
За что потом долго страдал,
И стал по сути он денницей,
Пока Отец так не сказал:

«Отныне, сын, повелеваю:
Поди к народу своему.
И говори. И пусть пылают
Огнем уста, что светят в тьму.

Открой народу мое Слово.
Пророчь о том, чему здесь быть.
Ты уж готов, и все готово.
Ты должен вечность светить.

Води сначала по пустыне
Пока не вымрут все рабы.
А после там, - в Иерусалиме,
Столице быть твоей страны.

Там повелей своим потомкам
Мне храм великий возвести.
И не страшись. А бойся только,
Что могут Слово исказить.»

Так был Пророку путь проложен,
Который суждено пройти,-
Тернистый путь и крайне сложный –
Народ из рабства увести.

И дать ему Закон Господень.
(А он для всех людей один,
Хотя такой ответ не моден
Теперь, но счастье впереди.)

И, выполнив Господню волю,
Он ране варварский народ
Переменил, хотя и с кровью,
Создав внутри достойных род.

А перед тем, как испариться,
Он им отдал строгий наказ:
«Когда был молод – был денницей.
Не искажайте ж Бога Глас!»

2

Потом (недолго) было славно.
И фарисей был прям и тверд.
Народ с народом жил на равных,
Пока войны пришел черед.

С востока гнали ассирийцы –
Народ погрязнувший в грехах.
С запада - Рим на колесницах,
С ножами на всех колесах.

Рим в пору ту был прямодушен,
И люто Марсу бил поклон,
Кумиром звал его, и рушил
Любой неримлянский закон.

Что было делать иудеям?
Куда бежать и как спастись?
В то время хитры фарисеи
Себя решили возвысить.

И их народ был перепуган,
А в состоянье сем легко
Влить яд в умы и даже души,-
От жизни духа в мир мирской.

Так век за веком все евреи,
Сознанье отвернув назад,
Быть богоизбранным хотели,
Забыв пророческий обряд.

Вся сущность их в земных тревогах,
И нет на небе им житья,
Ведь Мессия у них не боги,
А ждут земельного царя.

А что земля – король матерьи,
Что черство, грубо и твердо.
Немудрено, что их мистерьи
Зачахли истиной давно.

Но я отвлекся. Продолжаю.
Порядок должно соблюдать.
Да, лириков я уважаю,
Но не свернуть мне время вспять.

3

Господь, что видел их мученья,
Послал им Мессию – Христа
Для наставленья, поученья,
Чтобы исправить их сердца.

Но здесь случился странный случай.
Христос был свет народам всем,
Кроме евреев. Почему же?
Здесь, извините, буду нем.

Распяв Христа на месте лобном,
В нем не увидев правды свет,
Они продолжили свой ровный,
К царю земному ровный бег.

Их нравы стали агрессивней,
Развязаннее и хмельней.
И римляне в ответ активней
Их стали гнать с родных земель.

Они рассыпались по свету,
И стали ждать свой звездный час,
Талмудом, Торой и Заветом
Отгородившись от всех нас.

Но дух мещанства и богатства
В них пребывал, и портил жизнь
Другим достойным, честным расам,
Ядом травив святую мысль.

А в то же время христианство
Распространялось день от дня,
Неся еврейскому мещанству,
По мненью их, столь много зла.

В века срединные евреи
Могли не много совершить,
И, все же, хитры фарисеи,
Как пауки, тянули нить.

Вообще же, тяга к истребленью
Людей друг другом велика.
Бессильны тут нравоученья
Уже которые века.

Но инквизиция святая
Была в то время столь сильна
Во всяких европейских странах,
Что всяку ересь быстро жгла.

В то время был оккультный орден
Мануфактур рабочих братств,
Что мирно жил и, между прочим,
Не думал о возврате царств.

Но так иль иначе, евреи,
Все постепенно, не спеша,
Прикрыв все золотом идеи,
Стали все более решать.

Неся в себе идеи лести,
Идеи лжи и прочих всех,
Всем гоям были все любезней,
Вводя в соблазн и смертный грех.

Евреи это предвкушали,
И цепь активнее плели,
И больше, больше все решали,
И, наконец, превозмогли.

А здесь еще век революций,-
Науки-техники прогресс
Затмили очи многим людям,
Тем увеличив Яхве вес.

Сперва свершилось в Нидерландах,
Потом и в Англию пришел
Демократичный строй неладный,
В котором мы ныне живем.

Летели головы монархов,
И гильотин скрипел металл
По всей Европе. Только страхов
От этих дел никто не ждал.

Наоборот, - все были рады,
Свободы призрачной желая.
Не зная истины и правды,
Никак нельзя построить рая.

А на места монархов прежних
Еврейский комитет воссел.
Сначала он казался нежным,
И каждый думал, что хотел.

Пошло отсюда вольтерьянство,
Масонство, нигилистов тон,
Марксизм, анархия, гегельянство,
И ненаучный лжезакон.

Потом наука встрепенулась,
Но стало ль легче от того?
Ничуть. Едва она коснулась
Всех человеческих трудов.

Отсюда я все увеличу,
Замедлив ход времен и лет,
Чтобы последние событья
Ближе увидел человек.

4

Тот человек, что Марксом назван,
Был лишь отрыжкою веков.
Он затуманил мозги массам,
Чтоб превратить людей в скотов.

Быть может, он того не ведал,
Что по ночам в тиши творил,
Но фарисеев – отца, деда
Он с ранних лет боготворил.

И с кровью в ум его мятежный
И воспаленный до нельзя
Вся фарисейская надежда
Без противления вошла.

Создав безликое ученье,
И возгордясь, он мир оставил.
Евреи ждали с нетерпеньем,
Ведь их мораль – долой морали!

А после Парвус объявился
И, богатея с каждым днем,
На Русь он издали косился,
Желая сжечь ее живьем.

А Русь была в то время крепкой,
Хотя народ жил на цепях.
И православье было верно
Царю, боярам и князьям.

Интеллигенция ж в России
Была глупа, недальновидна.
И все они царя просили,
Чтоб крепость-право отменил он.

И отменили, но бездумно.
(Когда ж научимся мы жить
Благопристойно и разумно,
Чтобы не рвать вселенной нить?!)

Покамест Русь была далече
От европейских всех интриг,
Казалось с нею сама вечность,
И сам Господь ее хранит.

Но нет,- война с Наполеоном,
Что был масоном уж тогда,
Что истреблен был на просторах
Руси, нам даром не прошла.

Как сорняки, - масонов ложи
Перенеслись в наш снежный край,
И многие еврейски рожи
Народу предложили рай.

И декабристское восстанье,
Что раздавали (Богу слава!)
Не просто так и не случайно,-
Все решено было заране.

Белинский, Огарев и Герцен
За Русь болели полным сердцем,
Однако вопреки тому,
Ее тянули все ж ко дну.

Не ведая, они творили
Благопристойные труды,
И к революции стремились,
Желанием ее полны.

И Пушкин,- тоже славный малый,
Бранил царей, как идиот.
Узнал бы, что с Россией станет
Без них – не открывал бы рот.

И только Лермонтов, тоскуя,
Предвидел боль России всей,
Когда народы, возликуя,
Отнимут троны у царей.

Да Достоевский разумел
(После того, как стал постарше),
Что должен быть всему предел,
Иначе бесы тут запляшут.

Все благородные умишки
Тогда мечтали о свободе,
О равенстве, когда в природе
Их не бывает, как излишеств.

Но продолжали все мечтать,
И с каждым годом все упорней.
Противно мне о том писать,
Поскольку писано то кровью.

5

И грянул век двадцатый страшный,
Что стал трясти весь мирный люд,
И превратил в пустыни пашни,
И был отвергнут Абсолют!

Америка – вот главный стержень,
В который тяготеет мир
Ныне,- на грани двух столетий,
И правит Люцифера пир.

Она – гнездо всех фарисеев,
Она – отмычка к всем дверям
Политики – искусств евреев
С законами: не доверяй!

И повторять не перестану,-
Что это от законов их,
Самых безумных и коварных,
Взятых из очень древних книг.

Вот от чего люди, как волки,
Погрязли в страхах и во лжи,
Сами грызут друг другу глотки
И точат день от дня ножи.

Но это я опять отвлекся.
Итак, начало наших дней.
Сперва в Россию мы вернемся.
Что может быть ее родней?

Итак, у них не получилось.
Год пятый только взбунтовал
И все затихло. Изменилось
Не многое – то был провал.

Умы тогда бродили очень,
Как черни средь, так в высшем свете,
Но революции источник
Еще был слаб и слишком беден.

Царя уже не так любили,
Скорее презирали даже.
И многие его бранили,
И Николай им был не страшен.

Царь фаталист был по природе:
Пуглив, безволен, суеверен.
И это знали все в народе.
И процветала в умах ересь.

Самодержавье было слабо,
Однако, вопреки тому,
Страна жила весьма богато,
И не похожа на тюрьму.

Но Роком был один назначен,
Что Лениным себя назвал.
Он болен был и был он мрачен,
А если говорил – то врал.

И на него-то Парвус мудрый
Свою надежду возложил,
И стал учить его безумью,
И очень быстро научил.

В Европе все было готово
Для Первой Мировой войны.
Ведь мало кто ведал про «слово»,
Про фарисейские умы.

И в тихой Сербии – нам братской
И вспыхнул этот огонек,
Что так согрел Европу «лаской»,
Ну а Россию вовсе сжег.

Война велась весьма бездарно:
То шли вперед, то отступали,-
Германия, а то Антанта
То там, то здесь вдруг побеждали.

А кровь лилась. И было любо
Евреям наблюдать ее.
Чем более они погубят,
Тем ране встретятся с царем.

В конце концов, все получилось:
Все три империи зачахли.
Они на части развалились,
И более уже не пахли.

Сначала Австрия сгорела,
Потом Германия с Россией.
Америка на то смотрела,
Почувствовав себя… мессией.

Но этого им было мало.
Пока российский царь был жив –
Его Имперья процветала,
Его Имперья, а не их.

6

И что хотели нигилисты,
То на Руси свершилось быстро:
Царя казнили на Урале,-
В подвале диком расстреляли.

Но свято место не пустует.
Трон любит задницы тепло.
И демократия блефует.
Народ без короля – ничто.

И Ленин, став царем российским,
Россию начал превращать
Во благо мыслей фарисейских -
Народ от боли стал кричать.

Сначала подчинили церкви,
Потом за золото взялись.
До сей поры все бунты меркнут.
Вопрос стоял: иль смерть, иль жизнь?

Какая жизнь в невольном крае,
Где раб тоскует по цепям?!
Гражданская война пылает,
Жертвы бросая палачам.

В правительстве – одни евреи
Воздвигли лозунг: грабь господ!!!
Тех, кто сопротивляться смели,
Вели скорей на эшафот,
А то и проще – пулю в лоб.
Без «идиотской волокиты»
Лбы были быстро перебиты.

Потом, когда все подчинились,
Стали друг другу глотки грызть.
Кто не стерпел,- те застрелились,
Иль поубавили корысть.

Когда ж Ильич драгой скончался,
Ему воздвигли мавзолей.
И трон российский закачался,-
На нем сидел уж нееврей.

7

Сталин с рожденья был лукавым,
И все мечтал стать королем.
Ах, если б фарисеи знали,
Каким он станет вдруг(!)вождем?

Хитрец был ловкий и могучий –
Перехитрил всех мудрецов,-
Все фарисейски темны тучи,
От их начала до концов.

Масоны мучались не долго.
Всех их казнили за шесть лет,
И мало кто умер достойно,
Кто сам покинул этот свет.

И только Сталин стал тираном,
Как сразу карты поменял:
Россию превратил в Державу,
А волю у людей изъял.

Для тех, кто жил за рубежом,
Такое чудо непонятно:
Россия – великан с ножом,
А говорит весьма невнятно.

А простодушная толпа,
Что ранее была народом,
Что так стремилась на свободу,-
Теперь не открывала рта.

А фарисеи? Где они?
Что снова нам тайком готовят?
Остались считанные дни
До вновь вернувшейся к нам боли.

Сначала Гитлер волен был:
Евреев много погубил.
Но за год до войны Второй,
Он фарисейским стал слугой.

Почти треть золота евреев
Лежало в банках у швейцар,
Но Гитлер фарисеям верил,
Он сохранил их капитал.

Его не только он не тронул,
Но даже охранял его.
Швейцария – страна суровых,-
Она одна – не для него.

Погибло все в кромешном аде,
Везде разруха и пожар,
Ну а Женева при параде –
Цела, чиста, ей жар не жар.

Но зря он, дурень, им поверил.
Он слишком чистым был для них.
Вот говорят: фашисты – звери,
С тем не совсем согласен стих:

Их план хитер и крайне прост:
Пока в Европе будут драться,-
В Россию кинут толсту кость,
И псы фашистов там завязнут.

Когда ж они завязнут там,
То крови множество прольется,
И фарисейским всем богам
Она в дар-жертву принесется.

Когда закончилась война,-
Израиль стал страной богатой.
Америка – ему сестра,
Подкинула поболе злата.

Пока народ наш воевал,
И кровью славу добывал,-
Сталин все более дряхлел,
И мало, что уже велел.

Масоны, что сидели в норах,
Теперь принюхивались к трону,
А даже успевали спорить:
Кому из них надеть корону?

Но это ранняя мечта.
(Что не созрело – не срывайте.
Пускай плод наземь упадет,
Тогда уже его хватайте.)

А перед тем, как отравить,
Вождя «веков всех и народов»
Сталин готовил кровь пролить,
Однако ж было уже поздно.

И снова им не удалось:
То маршал Жуков постарался.
Пока они нюхали кость,
Хрущев на трон уже взобрался.

8

Хрущев был славный молодец:
Лихой, веселый, прямодушный.
Скакал, как резвый жеребец.
Да только говорил он скучно.

Но все же цепи он ослабил
Народу, - партии ж простор:
Грабьте все те, кто не награбил,-
Над плахой не висит топор.

И понеслось все в хороводе:
То кукуруза на снегах,
То коммунизм построен (вроде),
То море строим на песках.

Народ метался полон веры:
Когда, как люди станем жить?
Когда откроем миру двери?
Когда мы перестанем пить?!

Ну погодите! Не спешите!
Все впереди! Там будет рай!
Партия знает! Только ждите!
Озолотим родимый край!

Родная партия жирела
Уж не по дням, а по часам,
Уже не знала, что хотела.
Рабы же верили словам…

Но как бы мы не издевались
Над тем, что было в те года,
А все же, много получилось,
Хотя, конечно, - не всегда.

В космос мы первыми поднялись,
Хотя с трудом то удалось.
А ведь еще недавно дрались!
А сколько строить нам пришлось?!

Ведь вся страна была в руинах,
И мужики-калеки все.
И, истинно, на женских спинах
Мы привели страну к весне.

9

Но видит все «Недремлющее Око»,
И псам своим – «Кехилле» говорит:
«Что неподвластно вам,- подвластно Богу,
А Бог, как вам известно, нас хранит.

А потому на Русь должны вернуться,
Чтоб потихоньку, к окончанью века,
Она была готова окунуться
Под мантью Короля и волю ВЕКа».

И был свершен еще переворот.
На этот раз масоны победили,
И посадили Брежнева на трон,
И после двадцать лет его хранили.

«Холодная война» и мир полярный
Был нужен им, чтоб раздавить Союз.
И тот, который был запятнан,
Уже готов был принять курс.

«Застоя» времена унылы.
Уж без надежды жил народ.
Все по привычке берег силы,
И слышал будущего ход.

И тот, кто был с пятном широким,
На лбу, на лысой голове,
Сидя на троне люб был многим,
Хотя любовь ведет к беде.

Тогда он начал изъясняться
Простым понятным языком:
Мол, хватит догмам поклоняться,
Пора впустить свободу в дом.

Мол, Запад – райское местечко,
Где все живут, как короли.
И так народ он залил речью,
Что чуть с ума все не сошли.

Но эйфория мимолетна.
В экстазе долго не живешь.
Страдать, страдать, - Богу угодно.
Жизнь пострадаешь, и помрешь.

10

И если ранее масоны
С опаской били нас плетьми,
То ныне, сбросив все покровы,
Уж закидали нас сетьми.

Культы матерьи процветают,
А культы святости гниют.
И фарисеи предвкушают,
Когда им гимны запоют.

В рекламном блеске изобилье:
Плодов запретных хоровод.
Глазам становится противней
Из года в год, из года в год.

Но нрав народов изувечен
Настолько, что не описать.
И каждый человек помечен,
На каждом дьявола печать.

Погрязли все в духовной грязи.
А эта грязь из двух частей:
Либо насилия мы князи,
Либо рабы сладких страстей.

И равновесья шест сломался,
Нарушив разума весы.
И холод в душах не унялся.
В уродстве не найти красы.

Я мог бы более подробно,
Без монтажа, по эпизоду
Все рассказать, но только хлопотно.
И лень на мне, как видно, с роду.

В святой Руси мученья вечны.
Она, как мальчик для битья.
Но только верю в то беспечно,
И поздно, вероятно,- зря.

Теперь уже мы накануне.
Что было – не вернуть назад.
Что есть теперь – сказать мне трудно.
А в будущем – и рай, и ад.

11

Так что же делать? Как нам быть?
И в чем итог сих размышлений?
Итог один – правду открыть
Всем современным поколеньям.

Чтоб свет зажегся в их очах,
Чтоб не темнила ложь сознанье,
Чтоб верили, что жизнь – не прах,
А только Бога наказанье.

_______________________________________
примечания:

1. Денница – по-древнеславянски то же, что дьявол.
2. Фарисей (здесь) – то же, что сионист, то есть человек еврейской национальности, в сознании которого превалирует идея, что евреи – высшая раса, а все остальные нации и народности суть рабы этой высшей расы. И он делает все для того, чтобы так было и наяву.
3. Талмуд, Тора, Завет – названия религиозно-этических книг, в которых содержится весь объем взглядов и мировоззрения иудаизма. Суть книг сводится к тому, что евреи – высшая раса, а остальные народы и нации планеты есть: «собаки, звери, сорная трава, животные, рабы, неверные, идолопоклонники, нечистые, происходят от нечистот Евы» и т.д. и т.п. А следовательно можно догадаться какое отношение учат эти книги иметь к неевреям (гоям).
4. Гои – слуги. Шабес-гои – субботние слуги, то есть особо приближенные слуги, поскольку у евреев – главный день недели – суббота, когда им нельзя работать. Так евреи называют в том числе, масонов, которых считают подданными своими.
5. Яхве, или Иегова, или Саваоф и т.д. – различные имена главного бога иудаизма.
6. Вольтерьянство, масонство, нигилизм, анархизм, гегельянство, марксизм – философско-политические доктрины созданные на основе древнего и нового (политического) иудаизма. Все эти доктрины созданы и получили распространение в последние 3-4 века, в течение времени с начала революции в 1600 г. в Нидерландах.
7. Люцифер (здесь) – злой бог, бог света (носитель света) астрального, который в религиозной доктрине масонства является главным богом (Бафомет). В отношении Люциферианства к Христианству существует следующий миф: сначала Христос был учеником Люцифера, но потом пошел против него, за что и был, собственного говоря, распят. Отсюда можно так же догадаться, как относятся масоны к христианской религии. Хотя, масонство, в целом, конечно – только следствие воспитания иудаизма, с которым оно неразрывно связано.
8. «идиотская волокита» - выражение В.И. Ленина в отношении вялотекущего процесса истребления русского и др. народов Руси в первые годы после Октябрьской революции 1917 года.
9. И.В. Сталин (Джугашвили) – был антисемитом (термин придуманный фарисеями для обозначения своих врагов) и ненавидел всякую власть, кроме своей собственной.
10. «Недремлющее Око» - «верхушка» так называемого мирового сверхправительства фарисеев, контролирующая такие международные организации, как Римский Клуб, Трехсторонняя комиссия, НАТО, МВФ и мн. др. Его художественное воспроизведение можно встретить на однодолларовых банкнотах США.
11. «Кехилла» (орден) – одна из крупнейших мировых масонских организаций. Она напрямую подчиняется мировому сверхправительству. В настоящее время в нее входит не менее 1 500 000 человек разных национальностей в разных странах мира.
12. ВЕК – имеется в виду организация «всемирный еврейский конгресс».
13. Король (там, где упоминается ВЕК) – имеется в виду глава «Кехиллы», так называемый «король Земли».


из 5 альбома (1997 г.)

примечение от 21 июля 2008 года: к сожалению, я не имею возможности исправить схему-рисунок к моей поэме, а между тем она устарела. Поэтому я вынужден добавить это примечание. Вот его текст:
"...я встречался незадолго до увольнения (ему уже было все равно) с Джеки Рубин, он был министром финансов. Встречались мы с ним в Международном валютном фонде, там, где у них склад золотых слитков (под Нью-Йорком, наверное, больше чем в Форт-Ноксе лежит всего, там магнитное поле нездоровое). Он подарил мне неразрезанный лист напечатанных однодолларовых купюр с автографом, я побоялся его выносить, но не об этом речь. Так вот он, года три назад, показал мне купюры, напечатанные, они были больше, чем обычные - тысячного достоинства, пятитысячного и десять тысяч долларов. На этих купюрах уже не было портретов президентов. До сотни долларов - там президенты. Он сказал: «Это рабы, а вот это рабовладельцы». Кто же там был? Шиф, Лейба, Кун, Барух. В париках их предки...
...интересно - муссируется несколько символических имен, даже не столько Ротшильды, сколько Рокфеллеры. А Рокфеллеры - это дворовые щенки на большой псарне по сравнению с теми людьми, которые руководят не только Америкой, но и миром...
...И за всем этим стоит тень упомянутых личностей, о которых никто не говорит. Рокфеллера, Ротшильда выставляют как мальчика на побегушках. А про настоящих, например, Баруха, никто не говорит. Их как бы нет.
А есть банкиры круче Баруха?
Круче Баруха нет. Это триллионер. А выставляет вместо себя принца. (имеется в виду заместитель Короля Земли, их два: принц Восточного полушария и Западного, - прим.Дона Эллиота)
А Оппенгеймер?
Оппенгеймер, да, он входит в число крупнейших, но это все равно не самый верхний слой.
На Баруха замыкается вся эта финансовая пирамида. А на чем основана такая власть Баруха? Какая у него концепция управления, ведь он же - не порождение 20 века? Наверное, древние корни?
Не столько древние, сколько средневековые. Это была особая семья, связанная со всякими мистическими движениями в иудаизме, с тех пор они в тени и остались. Через финансирование еврейских общин, через протеже всяким деятелям, так и остались. Но это отдельный большой разговор. Я хотел обратить внимание, что они реально руководят Америкой. Они даже не входят в так называемое «мировое правительство». Они ВЫШЕ этого правительства..."

Фрагмент интервью В. С. Герасимова газете «Общество и экология», №29, 20 октября 2001 г

  • Комментариев (0)

Если вам понравилось читать это стихотворение (историю) - оставьте, пожалуйста, комментарий (комментарии с грамматическими ошибками не публикуются). Автору, который написал его, будет очень приятно.

  • love
  • request
  • am
  • sad
  • wink
  • winked
  • smile
  • tongue
  • belay
  • feel
  • fellow
  • laughing
  • lol
  • bully
  • no
  • recourse
Страница писателя
Наши сервисы
Активные писатели
Лучшие стихи за месяц